Электронная библиотека

как центральный пункт для всех славян. 30 апреля состоялось первое собрание инициаторов, главным образом чехов и поляков, избран был организационный комитет под председательством графа И. М. Туна, а 1 мая появилось на нескольких славянских языках первое воззвание о съезде (оно напечатано по-чешски полностью в "Справке о славянском съезде", помещенной во втором томе "Casopis CeskИho Museum" за 1848 год и вышедшей тогда же отдельною брошюрою, стр. 17--18, а оттуда перепечатано в брошюре "Славянский съезд в Праге в 1848 году" М. И. К--ина, С.-Петербург 1860, стр. 24--25, и в статье А. Р., т. е. А. Пыпина, "Два месяца в Праге", помещенной в "Современнике" 1859, том LXXIV, стр. 324--325). Указывая на то, что революция толкает народы, в частности немецкий, к объединению, воззвание призывало и славян "сговориться и слиться мыслью воедино", а потому приглашало "всех мужей, пользующихся доверием славянских народов Австрийской империи", собраться к 31 мая в Праге для общего обсуждения выгодной для австрийских славян программы и тактики (причем авторы обращения заранее высказывались против нарушения австрийского единства). "А если,--прибавляло в конце воззвание,--захотят и прочие славяне, живущие вне пределов нашего государства, почтить нас своим при­сутствием, они будут нашими гостями; мы будем им душевно рады". 5 мая появилось обращение к неславянским народам Австрийской империи, которое должно было их успокоить насчет намерений инициаторов славянского съезда, возбуждавшего различные опасения. Здесь подчеркивались мирные цели съезда и выставлялся на вид лоялизм его инициаторов, "объявлявших гласно и подтверждавших клятвою ненарушимо и верно хранить к царствующему над нами на конституционных началах наследственному дому габсбурго-лотарингскому нашу старую верность и всеми нам доступными средствами охранять целость и самостоятельность австрийской империи".

Таким образом цели инициаторов съезда, по крайней мере чешских, бывших действительными его хозяевами, ясны: в них не было ничего крамольного, и только революционный романтизм Бакунина мог приписывать этому съезду какие-то революционные задачи. Каких "гостей" из среды славянства других государств ждали к себе чешские заправилы съезда, видно из тех приглашений, какие они послали в николаевскую Россию. Два из них опубликованы в заметке В.А. Фpанцева "Приглашение русских на славянский сьезд в Праге в 1848 г.", напечатанной в "Голосе Минувшего" 1914, N 5, стр. 238 сл.

Это--два письма В. Ганки своим приятелям генералу А. Стороженко (он же тайный советник и сенатор в Варшаве) и д- ру Федору Цыцурину, профессору Киевского университета, позже президенту Медико-хирургической академии в Варшаве. Оба адресата Ганки поспешили представить полученные ими письма по начальству; а тогдашнее российское начальство вроде кн. Паскевича смотрело и на верноподданных чехов как на "бунтовщиков" против своего монарха. Переписка по этому вопросу восходила до самого Николая 1, который приказал не отвечать Ганке. Такие же приглашения получили и другие лица в России: вероятно они принадлежали

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки